Настоящая жизнь - это свободное творчество 

Безумие - отсутствие творения / М. Фуко 

Заметки на полях

Об этике и эстетике

Неотрайбализм - обожествление харизм

В современной западной, а значит и глобальной, этике, похоже, всё больше торжествует социальный проект этики как "эстетики существования", предложенный Мишелем Фуко в форме "Нет этики кроме эстетики". Это проект открывает широкую дверь для легитимизации и субкультуризации - неотрайбализации (термин С.С. Хоружего) абсолютно любого экзистенциального опыта. У Фуко это, прежде всего, гомосексуализм. Но, поскольку проект универсален, он открывает двери эстетизации, доведения до совершенства, любым "практикам себя" - принципиально любым формам сектанства, - религиозного, идеологического, политического, сексопатологического, экономического, эстетического - трансгуманизму и эвтаназии, садомазохизму и педофилии, суициидальным сообществам и пр. Мы входим, по всей видимости, в период, когда сектанство становится нормой. Из наиболее существенно влияющих на российскую действительность показательны глобальные современные нео-племена различного рода фундаменталистов (исламских, православных, буддийских, ЛГБТ и пр., а также догматически (читай - этически) неразборчивого харизматизма, эстетизирующего дары (харизматические в веберовском смысле способности) человека до предела. Показательна в этом смысле и принципиальная харизматизация глобального католического проекта, стремящегося религиозно-политическими инструментами собрать максимальное количество таких харизматических нео-племен под крыло римского понтифика. 

Моральное творчество 

Невозможная возможность того, что мы «отпали» от самих себя, является полезным символизмом (мифологией) для описания того, как человек скрывает от самого себя свои собственные творческие возможности... 


Даже несмотря на то, что они, тем не менее, остаются изначальными для самого человечества. Честное исследование морального творчества начинается именно с таких поэтических парадоксов человека как такового. 


Этика, вопреки сегодняшнему экзистенциальному подходу, это не просто поэтическая (Хайдеггер и пр.), но сверх поэтическая деятельность. Можно сказать, что этика это сверх-эстетическая творческая деятельность. 


В последней  реальности, как мне кажется, не эстетика должна поглотить этику (как диктует современный глобальный тренд эстетизирующей харизматизации), а этика стать во главе эстетики. Но не статичная этика права и закона, а динамическая, творческая и духовно экстраординарная человеку этика горы блаженств. 


/ к интерпретации этики в творчестве Поля Рикёра

Заметка про имманентное спасение, два вида харизм и потерю их различения

Заметка про имманентное спасение, два вида харизм и потерю их различения.


Вдохновившие авторы: С.С. Хоружий, Д. Бонхёффер, П. Сержантов, М. Фуко, М. Хайдеггер, К. Юнг, З. Фрейд и др.


Жизненные задания человека или, как называл их Дитрих Бонхёффер, вторя патристике - мандаты-поручения, - множественны, но не смотря на их полифоничность, при ответственном подходе они могут и должны пребывать в экзистенциальной гармонии между собой.


Базовых мандатов четыре: труд, семья, Церковь (как основное антропологическое задание), власть. В каждом их них есть поручение, касающееся естественной жизни (самости) и даров, связанных исключительно с человеческой природой - то есть естественный человеческий активизм даже в патристике имеет место и оправдание в опреденных пределах.


И в каждом же из них (мандатов) есть часть, связанная с иной природой, с иной энергией. Соответственно есть 2 вида даров, или помазаний, или харизм - один вид энергийно естественный человеку, а другой энергийно сверхъестественный человеку, которые при осуществлении мандатов взаимодействуют или не взаимодействуют (без смешивания, но в партнерстве).


Та энергия, что естественная, она тоже когда то имела свой трансцендентный источник, и естественные дары произошли от него же. Но в истории человека с определенного времени его природные энергии действуют генетически и развиваются естественным путем, то есть обособленно, замкнуто от иных человеку, сверхъестественных и трансцендентных энергий.


Соответственно существуют естественная харизматичность и сверхъестественная, или богочеловеческая. То есть создать моногамную семью и воспитывать детей в приличной этике - сложно, с напряжением всех своих естественных ресурсов, - можно и без ресурсов трансцендентных, а вот семью без скандалов и разборок, со взаимной жертвенностью и проч., в которой глава муж как Христос, а муж любит жену как Христос церковь - это уже нечто богочеловеческое. А еще невозможней человеку отказаться от семьи (не бросить уже существующую, а принципиально отказаться от её создания, от законного удовлетворения своих естественных половых потребностей) ради мистико-аскетической жизни, духовного подвижничества.


Точно также и про труд. Прилично трудиться, учиться, добиваться хороших результатов, иметь жизненный успех, даже изучать трансцендентное в сакральных книгах - библеистикой в лучшем смысле этого слова, приносящей многоразличную пользу самым разным направлениям социогуманитарных наук, - вполне можно без всякой синергии с трансцендентным. Евангельские фарисеи или современные библеисты тому пример.


Но если хочется настоящего трансцендентного, значит хочется священства в его неповрежденном сакральном смысле - священства, одаряемого трансцендентными харизмами в совершенно определенном, точном смысле этих понятий. Этот смысл не устанавливается произвольно человечески, как сегодня принято у сектантов.


Точный смысл этих понятий появляется и уточняется в совершенно определенной истории - истории, которую можно назвать сакральной - бережно собираемой в духовном предании подлинных взаимодействий трансцендентного и имманентного в исполнении мандатов-поручений.


Пренебрежение к ней приводит к нарушению порядка взаимодействия и к самообману - виртуализации описываемой синергийности в исполнении мандатов. И при сохранении в языке многих синергийных оборотов такое исполнение начинает основываться на сугубо человеческих, природных энергиях.


Почему? Потому что нельзя пренебрегать такими существенными составляющими священства и духовной жизни, такими например, как «канонические препятствия» к священству (как у современных харизматов), почитанием святых и Богоматери (как у протестантов вообще), детально разработанными в предании мистико-аскетически ступенями духовного восхождении (как в рационалистическом схоластическом богословии католицизма), и расчитывать на подлинность своего духовного опыта.


Чтобы людям помогать не просто как человек человеку в силе природной, биологической (как мать ребенку), а именно как священник, нужно иметь другую силу. Мотивация - она именно из этой другой энергии исходит, из причастия к ней, а не от самости биологической. Любовь, которая «Агапе», которая превосходит эго, в патристике это не начало, а конец пути. Её нахрапом не возьмешь. К ней ведет сложный путь духовного восхождения.


Та мотивация которая не виртуально вербально, а подлинно из любви Агапе исходит, есть только на высших ступенях. Тут уже важна даже не просто бесстрастность, а полное безмолвие страстей. Это и есть единственно возможная основа снисхождения на человека духовных харизм. Не будет её - не будет даже слышно самого Зова.


Всё, что можно будет сказать или сделать в этом направлении будет в больше или меньшей степени реальностью виртуальной, не подлинной, не последней, симулякром последней реальности. Самообманом разгоряченного ума, жаждущего экстаза духовного, но не квалифицированного его иметь. Зов трансцендентного духа здесь может подменяться и подменяется замаскированными зовами различных человеческих страстей в их самой причудливой и сложной комбинации.


Точно также есть разница между трудом искупительным и обычным. Обычный труд полезен исключительно человеку, он создает материальные блага для него, но подлинно духовная задача это, прежде всего, искупительный труд - труд по созиданию самого себя как существа духовного, способного к взаимодействию и партнерству с трансцендентным, Иным началом. Если для первого труда приоритетен результат материальный - общественный, политический, профессиональный, финансовый успех, урожай. То для второго иногда только он нужен, а иногда нужно прямо противоположное - испытание лишениями, страданиями, голодом и засухой.


Идея про то, что Бог должен все благословить и со всем сотрудничать в человеке, обеспечить человеку на земле полное преуспевание во всём она какая-то вообще не христианская. Это какой-то шаманизм. В человеческой природе как она есть есть масса всего, с чем он не может просто так соприкоснуться с трансцендентными энергиями. Ему нужно серьезно потрудиться над собой именно в описанном выше ключе чтобы хотя попробовать как-то соприкоснуться с этой последней духовной реальностью.


Поэтому обычный труд и его дары - харизмы, по определению священных книг - труд неправедный. Бог может его освятить, но это уже будет результат другого труда, искупительного. Харизмы неправедного труда не зависят от нравственности поступков, а подчас и прямо противоположны ему. Именно поэтому возможны такие одаренные в естественном смысле люди как Пиночет, Гитлер, и пр. Сталин - совершенно точно был гением, необычайно одаренным человеком, как и Александр Великий. Но совершенно не исключено, что он действительно был сыном Зевса - то есть повелителя естественной природы, страстей и стихий человека в греческой мифологии.


Вот эти библеисты, например. С одной стороны, они, конечно, приносят какую-то пользу исследовательскую, а с другой, они есть те, кто и подорвали доверие сначала к Преданию, а потом и к Писанию больше всего. Поскольку Писание это не научно-исследовательский документ - но Миф в самом лучшем, первозданном смысле этого слова. Носитель Духа, а не мертвого рацио.


Какой-же это праведный труд? Это просто труд, люди деньги зарабатывают развитыми мозгами и естественным трудолюбием. Насколько этот труд приближает человека к синергийному антропологическому опыту? Думаю, практически ни на сколько. Скорее удаляет от него, ища ответов не энергий , а в разуме.


Я бы не советовал это смешивать. Лютер этой идеей всех-то заразил, только на себе ее не опробовал даже. А вот святой апостол Павел хоть палатки то и шил, но призванием это не называл. Просто говорил - "шью, чтобы не отягощать вас» материально.


Вот даятель - это да, призвание, это синергийный мандат. Для этого Бог нужен. Агапе нужна. А палатки шить, или библию как Лютер с Кальвинизм толковать вдоль и поперек как тебе вздумается - для этого никакой Бог не нужен. Кушать захочешь, семью кормить, успеха захочется, денег - будешь что-нибудь шить, или что-нибудь толковать.


Харизмы самости - это харизмы самца и самки. Они очень похожи на одаренность представителей животного мира. Она, конечно, от Бога, но там другие представления о добре и зле. Их гениально описал Фрейд : добро есть максимальное наслаждение, зло - максимальное его отсутствие, страдание.


«Либидо» - это, в языке Фрейда, просто «плоть» в языке христианском.


В христианстве, собственно, тоже действует этот принцип, но он нацелен на наслаждение в причастии другой природе. То есть это другая самореализация, с первой связанная лишь постольку, поскольку душе нужно плотское тело пока. Но это тело, этот либидальный принцип имманентного наслаждения, имманентной самореализации, уже навсегда проклят в сакральном пространстве Духа: «прах ты и в прах возвратишься», «ветхая природа тлеет» и пр.


Это проклятый принцип наслаждения, проклятый «труд в поте лица». Без него никак, но и он приводит лишь на этическую границу самости, за которой следует либо мистико- аскетический прорыв к святому экстазу причастия божественному, либо откат к центру замкнутой на саму себя самости - бессознательному экстазу либидо.


Для либидо синергийно-антропологический подход к жизни принципиально абсурден, поскольку ведёт к его мученической смерти.


При этом удовлетворение харизматического зова либидо и харизматического зова Духа в патристике не противопоставлены полностью, но жёстко поставлены в подчинение друг другу. Отказываясь от нацеленности на гомеостаз (высвобождение, разрядку энергии) либидо я отказываюсь от наслаждения пищей, одеждой, комфортом, сексом, властью, социальной самореализацией, профессиональным успехом и пр. Не от них самих, но от наслаждения ими. В угоду поиску иной красоты и иного наслаждения (экстаза) в трансцендентном, в вечном, в Боге.


Только детальное святоотеческое различение двух природ - естеств - энергий есть подлинно мудрое основание и начало для целенаправленной реализации своих жизненных мандатов-поручений. Его продолжение есть усмирение человеческой природы и её страстей, достижение бесстрастия, ради синергийного высвобождения жизненной энергии другой природы. Духовная катастрофа современного христианского харизматизма да и любого харизматизма в веберовском смысле, нацеленного на «господство» - в отсутствии различения.


Дьявол, если он есть (или просто современная «глубинная власть», Deep State), правит миром не какой-то специфической собственной энергией, а именно хорошо организованной и коллективно-бессознательно сфокусированной энергией либидо. Социальной инженерией либидо. Здесь все предельно просто - чтобы большего добиться, нужно использовать нацеленность масс на реализацию зова самости. Но, поскольку у самости много «зовов», нужно, преимущественно через определенные социальные стратегии (например неотрайбализм, толерантность к искусственно заданным субкультурам и пр.) многократно усиливаемые СМИ, придать этим природным энергиям направленность и архитектуру, соответствующую задачам глубиной власти.


Поэтому Deep State и усиливается всё больше, поскольку мир уже потерял различение, почти совсем. Осознание того, что толерантность, неотрайблизм - это какие-то уже совершенно изощренные формы насилия над собственно человеческим в человеке, удерживают уже ну какие-то совсем единицы людей. 


На наших прямо глазах происходит инверсия основополагающих духовных принципов. Само христианство стало в святоотеческом смысле миром и учит имманентному спасению через самореализацию. Папа Римский меняет сакральные тексты и учит любви без страдания, без жертвы, без аскетики, а его мистика всё больше приобретает синкретический, социально ориентированный и даже оккультный смысл, нацеленный на достижение «харизматического господства»,. Харизматизм христианский, приближающийся к миллиарду последователей, если отбросить его квази-христианскую терминологию, учит «имманентному спасению» через психосоматическое практики мобилизации своих природных энергий с целью достижения высокого уровня потребления различных благ, повышения уровня доступа к деньгам, власти, наслаждениям.


О чем я?


Человеческие идеи без безмолвия страстей будут односторонне-человеческим, духовно мертворожденными, искусственными… Могут создать котлету, но не муху. Зомби, но не человека. Наша проблема в том, что мы уже почти не различаем мух от котлет. 

Подробнее 

Когда Жизнь ведет Вас путем страданий и риска, ставит лицом к лицу со смертью, это значит Она Вас любит.

подборка цитат 


Лев Шестов


Человеческое мышление, которое хочет и может глядеть в глаза смерти, есть мышление иных измерений, чем то, которое от смерти отворачивается и о смерти забывает.


Виктор Франкл


Трагическая триада, включающая в себя страдание, вину и

смерть, - также могут быть преобразованы в нечто позитивное, в достижение, если подойти к ним с правильной позиции и с адекватной установкой.  И все же дело [сегодня] доходит до экзистенциального вакуума.


Опять Шестов


Но для «философа», который побывал на окраинах жизни, который прошел школу смерти, для которого α̉ποθνήσκειν (умирание) стало реальностью настоящего и τεθνάναι (смерть) такой же реальностью будущего, страхи не страшны. Смерть он принял и со смертью сдружился. Ведь умирание и смерть, ослабляя телесный глаз, в корне подрывает власть ничего не слышащей ’Ανάγκη и всех тех самоочевидных истин, которые этой ’Ανάγκη держатся. Душа начинает чувствовать, что ей дано не покорствовать и повиноваться, а водительствовать и повелевать (α̎ρχειν και̉ δεσπòζειν, Фед. 64a), и в борьбе за это свое право она не побоялась перелететь за ту роковую черту, где кончаются все ясности и отчетливости и где обитает Вечная Тайна. Ее sapientia уже не meditatio vitae, a meditatio mortis.



Мистика и  Рацио будут противостоять друг другу до конца времен... Метафизика предельного рацио будет кристаллизоваться и реализовываться все очевиднее как глобальный социальный проект... И тем очевиднее и неприемлемее для нее будет чистая мистика Духа... Мир с неизбежностью ждет радикализация конфликта...


Опять Шестов


Умозрительная философия, которая часто представляет себя в виде христианской религии, пытаясь сохранить ту торжественность настроения и речи, на которую дает право возвышенность старается, по крайней мере на глаз торопящихся людей, сблизить и подменить умозрительной философией, данницей ’Ανάγκη, необходимости, подменить собой истинную мессианскую веру, единственную истинную религию.


И здесь конфликт, который четко сформулировал Тертуллиан в своем вопросе: что общего у Афин с Иерусалимом, и у церкви с Академией? Конфликт культуры, которая в своем ключевом, базовом мировоззрении построена на умозрительной философии, на принуждающих эмпирических истинах необходимости... На формальной логике, позитивной науке и позитивной философии истории. С другой культурой, которая в своем корне апокалиптична, которая видит главное в жизни в личной и общинной подготовке к приходу Мессии, в ожидании этого прихода...


Царь Соломон, из "Песни песней":  


Крепка, сильна как смерть любовь, как преисподняя - ревность... 


Любовь крепче смерти... Или как минимум равна ей в силе... Любовь готова переступить и черту смерти... Настоящую любовь ничто не остановит...



Опять Франкл


«Подростком я думал, что расскажу миру, что я видел в Освенциме, в надежде, что мир станет однажды другим. Однако мир не стал другим, и мир не хотел слышать об Освенциме. Лишь гораздо позже я действительно понял, в чем смысл страдания. Страдание имеет смысл, если ты сам становишься другим".


Опять Франкл


"Человек - это не более чем биохимический механизм, приводимый в движение системой процессов окисления, питающих энергией компьютеры". Как невролог, я ручаюсь, что вполне правомерно рассматривать компьютер как модель, скажем, центральной нервной системы. Ошибка заключена лишь в словах "не более чем", в утверждении, что человек не представляет собой ничего, помимо компьютера. Да, человек-это компьютер, но одновременно он нечто бесконечно большее, чем компьютер, большее в ином измерении. Нигилизм не выдает себя разговорами о Ничто, а маскируется словосочетанием "не более чем". Американцы называют это редукционизмом. Как выясняется, редукционизм не только редуцирует у человека целое измерение; он укорачивает человека ни много ни мало на специфически человеческое измерение.


Шестов


Необходимость выбора не разрешает – если хочешь обрести право и свободу выбора, нужно покинуть ту плоскость, где осуществляется ее власть, не останавливаясь ни пред какими невозможностями, и, прежде всего, раз навсегда пренебречь всеми justi tituli, сковавшими не только наше мышление, но и бытие наше.


А если сдружиться со смертью, если пройти сквозь игольное ушко последнего страшного одиночества, оставленности и отчаяния – может быть, удастся вернуть заветное τη̃ς ε̉μη̃ς βουλήσεως, то древнее, изначальное, властное jubere, которое мы променяли на безвольное, автоматическое, но спокойное parere. Надо преодолеть страхи, надо, собрав все свое мужество, пойти навстречу смерти и у нее попытать счастья. Обычное «мышление», мышление человека «повинующегося» и отступающего пред угрозами нам не даст ничего. Первый шаг: приучить себя не считаться с «достаточным основанием». Пусть Эпиктет или кто угодно грозит, что он обрежет нам уши, выколет глаза, заставит пить уксус или цикуту, – мы не станем слушать его угроз, как необходимость не слушает наших увещаний. «Душа человека при сильной радости или сильной скорби по поводу чего-нибудь, – говорит Платон, – принуждена (α̉ναγκάζεσθαι) то, по поводу чего она это испытывает, считать наиболее очевидным и совершенно истинным, хотя это и не так обстоит… Каждое удовольствие и каждое огорчение имеет при себе точно гвоздь и прибивает душу к телу, и прикрепляет ее, и делает ее подобной телу, так что она начинает думать, что то истинно – что тело считает истинным»… Человек боится, его можно пугать и, напугавши, принудить к повиновению. Но для «философа», который побывал на окраинах жизни, который прошел школу смерти, для которого α̉ποθνήσκειν (умирание) стало реальностью настоящего и τεθνάναι (смерть) такой же реальностью будущего, страхи не страшны. Смерть он принял и со смертью сдружился. Ведь умирание и смерть, ослабляя телесный глаз, в корне подрывает власть ничего не слышащей ’Ανάγκη и всех тех самоочевидных истин, которые этой ’Ανάγκη держатся. Душа начинает чувствовать, что ей дано не покорствовать и повиноваться, а водительствовать и повелевать (α̎ρχειν και̉ δεσπòζειν, Фед. 64a), и в борьбе за это свое право она не побоялась перелететь за ту роковую черту, где кончаются все ясности и отчетливости и где обитает Вечная Тайна. Ее sapientia уже не meditatio vitae, a meditatio mortis.

 Подробнее 

О педагогике и воспитании

Главное качество педагога 

Выдержка из английского мануала "School of Tomorrow" для педагогов об отношении к ученикам и между собою - о, возможно, главном качестве педагога. 


Неуважительно и крайне вредно для эффективного воспитания и обучения думать о каком-либо человеке или ребенке...  с точки зрения его умственной отсталости, внешности или любой другой черты, которую он сам не имеет возможности изменить. 


Говорить об ученике с другими в унизительной для него форме также неправильно и должно стать недопустимым. 


Даже тот педагог, который, возможно, был очень любящим и принимающим, научится быть неуважительным критиком, если он сам постоянно слышит критику в адрес учащихся от руководства, других сотрудников и педагогов. Невозможно сначала в неуважительной манере «промыть кости» учащемуся в разговоре во время перерыва, а затем, вернувшись в класс, оказать ему действенную поддержку и искренне позаботиться о его воспитании и развитии. Контролируя свою речь и воспитывая в себе милосердное, доброе и благодатное отношение к детям мы воспитываем в себе, возможно, самую главную педагогическую черту характера.


Применение такого подхода на практике не означает, что вы никогда не исправляете ученика и позволяете ему думать, что он прав, когда неправ. В таких случаях он, безусловно, нуждается в исправлении и руководстве. Но делайте это настолько мягко, чтобы он узнавал о своих ошибках без чувства презрения или неуважения со стороны сотрудников школы или других учеников. 

Подробнее 

Педагогика как культивация метанойи 

Ключевой идеей целостного воспитания мудрецы древней Греции, а затем и величайшие христианские мыслители, такие как апостол Иоанн, например, считали понятие «метанойи» (Греч.: «Meta» - над, «Nous» - ум, разум). Это составное слово означает фундаментальный интеллектуальный сдвиг от частных предметных знаний к целостному, метапредметному знанию, или, если буквально - трансцендирование сознания, ума человека. Цель образовательного подхода, построенного на метанойе - подчинение всех приобретаемых учеником знаний чему-то значительно более важному и существенному, чем сами знания - совершенствованию нас самих и всего нашего существования во множестве его связей с природой и её явлениями, с другими людьми, человеческой культурой и т.д. Позже в христианской традиции Запада это слово приобрело значение «покаяние». На светском языке его смысл в выявлении непродуктивных качеств характера (привычек мышления, речи и поведения) и культивации продуктивных. Постичь смысл слова метанойя значит, во многом, и ухватить смысл обучения. Мы учимся не просто ради того, чтобы наполнить свой ум академическими знаниями (что, безусловно, тоже должно иметь свою существенное место), поскольку овладение информацией лишь очень отдаленно связано с обучением. Каждый из нас может привести множество примеров о том, насколько бесполезны могут быть знания, не связанные с опытом и практиками. 


Истинное обучение, таким образом, должно быть направлено на воплощение знаний в своем ежедневном существовании, на целостное и всеохватное «сотворение самих себя», своих взаимообогащающих творческих отношений с миром и его природой, людьми, технологиями и пр. 


То, кто я есть, определяет то, какими я вижу других. Вообще определяет что я вижу, как смотрю на жизнь, что я делаю, чего я добиваюсь.


 Подробнее

5 дисциплин, требующих культивации для формирования сильной личности   

Я не могу много изменить в мире вокруг себя (макрокосм), но я могу многое изменить в мире внутри себя (микрокосм). Конечно, я не властен над своей генетикой или ранними детским выборами, но чем старше я становлюсь, тем более властен я изменить свою самооценку, свои привычки, свои знания и навыки, свой жизненный опыт, своё отношение к нему и выборы, на нем основанные, а также свой круг общения, друзей, партнеров, свои взаимоотношения. Таким образом, если в отношении своей генетики, семьи и её культуры, общества, в котором родился и вырос правильно быть фаталистом, то во всём остальном не правильно быть им. И чем менее фаталистом я становлюсь в том, в чем можно им не быть, тем менее фатальными становятся даже генетические процессы просто потому, что меняя себя человек влияет на генезис будущих поколений.


Именно поэтому обучение должно строится таким образом, чтобы каждая новая академическая дисциплина преподавалась в её целостной взаимосвязи с остальными с целостным видением нашего жизненного мира. Таким образом освоение каждой академической дисциплины в отдельности и всех их вместе должно быть направлено на развитие следующих личностных дисциплин: 


  • ВЗГЛЯД: Развитие целостного видения мира и жизни в нем
  • РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТНОГО МАСТЕРСТВА: Самосовершенствование личности ученика
  • ПРИВЫЧКИ: Выявление и борьба с непродуктивными (ложными) привычками мышления, речи и поведения, и формирование продуктивных привычек 
  • СПРОСОБНОСТИ СОТРУДНИЧЕСТВА: Развитие качества взаимодействия и совместной деятельности с другими учениками, преподавателями, родителями
  • СИСТЕМНОЕ МЫШЛЕНИЕ. Развитие сопособности системно мыслить и принимать системные решения (Мой парафраз идей «Пятой дисциплины» Питера Сенжа применительно к образованию)

 Подробнее 

Само-осознанность: 

воспитательный "принцип заркала"

Первый человек, которого нам необходимо изучить и воспитать  - мы сами. 


Вопрос, который необходимо научиться задавать себе и ребенку и взрослому: исследовал ли я самого себя? Очень важно научиться регулярно хорошенько вглядываться прежде всего в самого себя. Сделать это одной из основных привычек своего обучения. Почему? Потому что первый и главный человек, которого мне необходимо узнать в воспитательном и образовательном процессе - я сам. Люди, часто, особенно по-началу, по своей неискушенности и наивности думают, что знают сами себя. Но, если этим специально не заниматься, это может оказаться иллюзией, причём иллюзией опасной, могущей стоить нам нашего жизненного призвания, успеха, счастья. Всякое осознанное поведение начинается с само-осознанности. 


Человеческая природа сразу же, без особой подготовки, наделяет каждого способностью оценивать других, но не себя. Навык самооценки приходит только в процессе образования и самообразования. 


Ниже несколько максим осознанности:


САМООЦЕНКА. Кто тот главный человек, с котором мне необходимо наладить взаимопонимание? - Я. 


ЧЕСТНОСТЬ С САМИМ СОБОЙ. Кто тот главный человек, который является основной причиной всех моих проблем? - Это тоже я! Ницше говорил: "Человек, в основном, обманывает самого себя. Обман других - относительно редкий случай. 


САМОРАЗВИТИЕ. Кто тот главный человек, которого мне нужно развить? - И это я! 


ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА САМОГО СЕБЯ: Кто тот единственный человек, который ответственен за мою жизнь? - Только я! 


ХАРАКТЕР: Основная причина моих неудач в том, что мой характер не достаточно силен, моя воля, мой дух недостаточно натренирован. 



 Подробнее

В образовании необычайно важна его целостность, холистичность

 

Уже много лет мне не дает покоя важность целостности нашего бытия и вопрос о том, как воспитывать детей в свете этой целостной взаимосвязанности, взаимозависимости всего. 

Сегодня, как и вчера, детей почти с самого начала жизни учат решать проблемы. И решая проблемы делить мир на различные независимые части: «вот это природа», «вот это техника», «вот это образование», «вот это люди», «вот это духовность», «вот это математика» и т.п. 

Нередко оказывается, что так действительно проще справится с проблемами, возникающими здесь и сейчас. Но правда ведь и в том, что часто, даже не замечая того, мы платим за решение отдельных проблем слишком большую цену - потерей внутренней связи с целым, с самой жизнью, с бытием как таковым. 

Не даром Хайдеггер, Шестов и многие другие заговорили в 20 веке о «забвении бытия». Решая одни проблемы, мы, нередко, создаем много большие, связанные с другими гранями нашего бытия. И когда после мы стараемся увидеть «мир таким, какой он есть», нам приходится собирать его по кусочкам в своем сознании. 

Но, поскольку сознание и бытие вещи не равноположенные, разобрать бытие сознанием вроде как и удается, а вот собрать обратно - нет. Как невозможно разобрать на части человека а потом собрать его так, чтобы он оставался человеком. Получается уже не настоящее бытие, а некая умственная спекуляция о нем. Мертвая метафизика. И это, собственно, всё, что в состоянии дать нам полное «торжество разума». 


Между сознанием и бытием пропасть (обнаруженная давно и не мной). Подлинное бытие оказывается сущностно мистично и в целокупности своей всегда имеет больше отношения к сердцу, воле, характеру - духу, нежели к разуму. 


Поэтому так важно с самого начала учить ребенка видеть мир и жизнь целостно в полной взаимозависимости и гармонии всех его составных частей, как органов в теле животного или человека, как молекул и клеток в любом живом организме и т.п. И дать ему понять, что большая часть этого мира и бытия в нем недоступна нашему сознанию, разуму, даже самой продвинутой науке (хотя и пренебрегать ей нельзя ни в коем случае) с которой можно соприкоснуться только мистически - духом и сердцем. 


"Правильно видеть можно только сердцем. Главное не видимо для глаз". Антуан Де Сент Экзюпери. 


Только сердце, способное мистически соприкасаться с тайнами мироздания, способно видеть мир в его целостности. 


The world stands out on either side 

No wider than the heart is wide; 

Above the world is stretched the sky,

— No higher than the soul is high. 

The heart can push the sea and land 

Farther away on either hand;
The soul can split the sky in two,
And let the face of God shine through. 

But East and West will pinch the heart 

That cannot keep them pushed apart; 

And he whose soul is flat—the sky 

Will cave in on him by and by. 


—Edna St. Vincent Millay, from ‘‘Renascence’’ 

Принцип боли: раненые люди ранят людей и могут легко быть ранеными людьми еще больше... И единственный радикальный способ победы - научиться прощать, как бы глупо и неправильно это не выглядело. 


Заметка на полях книги Максвелла "Be a people person"

 

"Будь собой"! - может оказаться очень плохим советом для некоторых людей. Человек не умеющий прощать, разрушая отношения с другими, на самом деле разрушает тот самый мир, в котором живёт сам. Разрушает то "множество взаимно скрепляющих связей", на котором только и зиждется настоящая полноценная жизнь.  Но находясь в таком состоянии порой крайне сложно свою раненность даже просто признать.   


Наше окружение, и, даже, порой, наша семья, полны таких раненых людей. Порой таковыми являемся и мы сами. 


Раненые люди легко и не замечая этого ранят других. 

Раненые люди провоцируют других ранить их самих еще больше. 

Раненые люди часто, сами того не замечая и не признавая, ранят сами себя.

Раненые люди не способны быстро учиться,  осваивать новое, поскольку их взгляд устремлен не в будущее и не в настоящее, но в прошлое. 


Как вести себя с такими людьми? 


- Не добавлять им боли.

- Подавить в себе всякое желание принимать их выпады лично на свой счет.

- Смотреть на их сильные, а не слабые стороны.

- Нацелиться на помощь в победе над  болью.

 - Помочь простить, отделить себя от того, что причиняет боль, отпустить. 

- Как бы они не провоцировали на конфликт - не идти на него. Искать не конфликта, но решения проблемы. 

- Помочь им заново обрести себя. 


Нас можно полностью описать по тому, что мы любим

 

(из размышлений над книгой K.A. Smith "You Are What You Love") 


Подлинная модель человеческой личности, как мне кажется, сильно отличается от модели, навязываемой рационалистической философией. Вместо рационалистической, интеллектуалистической модели, которая пытается убедить нас, что «мы есть то, что мы думаем», наша совесть и наше сердце с завидным постоянством намекают нам на совсем другую правду: «Мы есть то, что мы любим».


Вы есть то, то вы любите. Я есть то, что люблю я.  Человек часто говорит, что он что-то или кого-то любит, и даже думает, что он действительно любит, но, нередко, любит он что-то совершенно другое, и это становится очевидным не  столько в наших словах и даже мыслях, сколько в делах. В том, на что мы тратим большую часть своего времени и ресурсов.


Ибо силу и интенсивность нашей любви к чему-то как нельзя лучше описывают наше внимание, наше время, и наши ресурсы, этому уделённые. 


Любовь к чему то прежде всего определяется поступком, а поступок - силой и направленностью воли. 


Таким образом сутью воспитания является калибровка, настройка, воспитание человеческой воли таким образом, чтобы человек устремился к совершенству в любви. 


С одной стороны - это просто понять, ведь, как лак любил говорить Семен Макаренко: "Любовь - это просто дело, которое нужно организовать". 


С другой стороны, это крайне сложно, почти невозможно человеку воплотить (организовать по-настоящему), поскольку желанию проявить любовь к другому на каждом шагу противостоят наши слабости и пристрастия, отвлекающие наше внимание, ресурсы,  время. 


Святой апостол Павел учил,  что если у нас есть всё знание и вся вера, но нет любви - мы есть ни что иное, как полная пустота. Иными словами только то, что я люблю по-настоящему, то есть действенно, уделяя этому свое время и ресурсы, есть мерило меня самого. И если я люблю что-то не достойное, то вот это я и есть. А если я не люблю ничего и никого вообще - то и меня нет. 


Это подводит меня к мысли, что только любовь (или лучше - желание любить) к кому-то или к чему-то есть главное условие подлинного знания этого. 

Я не сначала узнаю, а потом люблю, а скорее, я по-настоящему узнаю только то, что люблю. Только в это дело (человека) я вкладываю свое время и ресурсы. 


Таким образом, мы не есть то, что мы думаем, что мы есть, а мы есть лишь то, что мы любим по-настоящему. И нам нужно, прежде всего, развивать свою волю (сердце), и умнеть именно сердцем, а не просто головой.  





Об истории

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Об антропологии

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Заметки встихах

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

О вере и религии


Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее 

Сумка для поездок

Вместительная надежная сумка для

путешествий, которую можно взять

вместо чемодана. Стильная,

удобная и очень прочная. Подробнее