Иоганн Генрих Песталоцци о раннем обучении

  • «Ни о каких суждениях и выводах у нас ещё не может быть и речи. Он должен в своём детском возрасте только смотреть и слушать, и когда он вполне ознакомится с предметом, то суждения и выводы придут сами собой. Нет ничего опасного в том, что люди слишком поздно начинают рассуждать и делать выводы, но очень опасно, если они пристрастятся к этому (если любовь к этому охватит их) прежде, чем они достигнут в этом отношении достаточной зрелости. Поэтому – вопреки общепринятому мнению – я совсем не считаю полезными и ценными педагогические основы нашего века – раннее обучение детей чтению и письму, что, как бы искусственно, выращивает в них склонность к преждевременным  суждениям».

ИРИНА ЯЗЫКОВА О КРАСОТЕ

«Понятие красоты включает в себя всегда понятия гармонии, совершенства, чистоты, а для христианского мировоззрения в этот ряд непременно включено и добро. Разделение этики и эстетики произошло уже в Новое время, когда культура претерпела секуляризацию, и цельность христианского взгляда на мир была утрачена. Пушкинский вопрос о совместимости гения и злодейства родился уже в расколотом мире, для которого христианские ценности не очевидны. Век спустя этот вопрос звучит уже как утверждение: «эстетика безобразного», «театр абсурда», «гармония разрушения», «культ насилия» и т. д. — вот эстетические координаты, определяющие культуру XX века. Разрыв эстетических идеалов с этическими корнями приводит к антиэстетике. Но и среди распада человеческая душа не перестает стремиться к красоте. Знаменитая чеховская сентенция «в человеке все должно быть прекрасно…» — есть не что иное, как ностальгия по целостности христианского понимания красоты и единства образа. Тупики и трагедии современных поисков прекрасного заключены в полной утрате ценностных ориентиров, в забвении источников красоты.» / Отрывок из книги: Ирина Языкова. «Богословие иконы».

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПЕДАГОГИКЕ, о. А. МЕНЬ


Протоиерея Александра Меня знали как замечательного педагога. Духовное просвещение и воспитание детей было предметом его особой заботы. В публикуемой беседе о. Александр размышляет о проблемах воспитания, об уровне педагогической подготовки в вузах, о том, что такое учитель в древнем и современном понимании. Эта беседа была показана в телевизионной передаче «Памяти Александра Меня» 17 октября 1990 года. Собеседником о. Александра был Сергей Соловьев. В публикации сохранены особенности устной речи (комментарий со странички Якова Кротова). 

О. Александр:  Христа называют Учителем в особом смысле слова. Он — Наставник. Это слово придумали не современники евангельских событий. Наставниками называли очень многих людей, которые должны были принести людям и укрепить, укоренить в их жизни высшие духовные ценности. Это не были передатчики информации. Учитель сегодня, к сожалению, стал передатчиком информации, которого без труда может заменить компьютер, проверяющий ученика и сообщающий ему сумму знаний.

Некоторые так и думают — что преподавание в школе есть передача информации. Когда при этом говорят: «ещё и воспитание» — это обычно бессодержательная фраза. Потому что мы считаем душевную, духовную жизнь человека чем-то вторичным. На первое же место поставлены какие-то политические, экономические факторы. Мы отказались от человека, мы пришли к некоему роботоподобному существу Мы его и обучили таким образом. Мы и получили, что хотели. Как говорится, «за что боролись…» Драма школы — это лишь часть общей драмы общества, отказавшегося от важнейших духовных ценностей, которые человечество имело на протяжении многих столетий и тысячелетий. И будет всегда иметь! Всегда будет иметь… Это невозможно изменить. Просто мы попали в эту полосу…  Читать далее РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПЕДАГОГИКЕ, о. А. МЕНЬ

Церковь — Святая гора

В Девственника тело
Лествинничка путь.
Рождена всецело
К святости вернуть.
На Святую гору
Без нее нельзя.
Ведь горы опора —
Святости друзья.
Место сораспятья,
ЭГО казнь и крест.
Святости обьятье,
К радости небес.

Илья Г.

Подлог себя придуманным собой

Покрывание зла — Зло.
От этого все души повело.
Сначала прячут своё, потом чужое.
Но преступлением считается что — то другое.
Вселенская игра во вселенские прятки
породила траектории жизни всмятку.
Каждый плетёт себе сеть своих слов
Веретеном.
Красивейшее животное наших снов,
Миром так правит давно.
Девственность не в том, чтобы ХОТЕТЬ,
Но чтобы БЫТЬ.
Нужно по-честному УМЕРЕТЬ
Чтобы по — честному ЖИТЬ.
А полумертвое псевдобытие,
Похлеще виртуального соития.
Красиво под музыку перед едой
Прочитанный самому себе некролог —
Это игра, которая кончится большой бедой,
Может не здесь, но там, где очевиден подлог:
Подлог себя придуманным собой,
Подлог меня придуманного мной…
ооооооооооооойййй!

Илья Г.

Мысль про политику

Фортуна стала дельцем
«Невидимой» руки
Кадящей совладельцам
Местечка где станки
Магическою силой
Из воздуха творят
Тех Франклинов унылых
Что мира новый «God».
И «демократию» морских авианосцев
«Свободы, равенства и братства» крестоносцев.

Илья Г.

Становление человека возможно только как живой опыт причастия божественному естеству